ISSN 1866-8836
Клеточная терапия и трансплантация

Прогностическое значение предтрансплантационной минимальной остаточной болезни у детей и подростков с острым миелоидным лейкозом

Любовь А. Цветкова, Олеся В. Паина, Инна В. Маркова, Полина В. Кожокарь, Сергей Н. Бондаренко, Ильдар М. Бархатов, Елена В. Бабенко, Александр Л. Алянский, Кирилл А. Екушев, Татьяна Л. Гиндина, Елена В. Семенова, Людмила С. Зубаровская, Борис В. Афанасьев
Научно-исследовательский институт детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р. М. Горбачевой; Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И. П. Павлова, Санкт-Петербург, Россия

Загрузить версию в PDF

Клеточная терапия и трансплантация (КТТ)
Том 7, Номер 3
Contents 

Резюме

Введение

Аллогенная трансплантация гемопоэтических столовых клеток (алло-ТГСК) – эффективный метод лечения пациентов с острым миелоидным лейкозом группы высокого риска (ОМЛ). Возникновение рецидива после алло-ТГСК происходит примерно у 20-50% пациентов в зависимости от стадии заболевания на момент трансплантации и отрицательных прогностических факторов. Одним из предикторов рецидива при ОМЛ может быть минимальная остаточная болезнь (МОБ), определяемая с помощью проточной цитофлюорометрии или полимеразной цепной реакции. Опубликованные исследования демонстрируют высокую прогностическую значимость определения МОБ непосредственно перед проведением алло-ТГСК у взрослых пациентов. Однако у детей с ОМЛ данные о влиянии МОБ перед алло-ТГСК на эффективность лечения ограничены. Целью данного исследования стала оценка влияния МОБ перед алло-ТГСК на общую выживаемость (ОВ), бессобытийную выживаемость (БСВ), безрецидивную выживаемость (БРВ), трансплантационную летальность, кумулятивную частоту рецидива (ЧР) и частоту первичного неприживления у детей и подростков с ОМЛ.

Материалы и методы

С 2008-2018 гг. в клинике НИИ ДОГиТ им. Р. М. Горбачевой алло-ТГСК проведена 95 детям с ОМЛ в клинико-гематологической ремиссии заболевания заболевания. Большинство пациентов получили первичную химиотерапию по протоколу AML-BFM 2004. Для установления группы цитогенетического риска были использованы WHO критерии 2008 г. (пересмотр 2016 г.). Перед алло-ТГСК всем пациентам выполнялась аспирация/биопсия костного мозга для рестадирования. Среди этих пациентов у 79 проводилось определение МОБ с помощью молекулярно-генетического/цитогенетического исследований и/или метода иммунофенотипирования. Таким образом, 79 пациентов с медианой возраста 10 лет (1-18) на момент алло-ТГСК были включены в данное ретроспективное исследование. Все пациенты были поделены на 2 группы: 1 гр. – МОБ+ n=33 (42%), 2 гр. – МОБ– n=46 (58%). В первой ремиссии алло-ТГСК была выполнена 23 (70%) МОБ+ пациентам и 35 (76%) МОБ– пациентам. Высокий цитогенетический риск инициально наблюдался у 14/30 (46%) МОБ+ пациентов и у 16/40 (40%) МОБ– пациентов (p=0,7). В каждой группе наблюдалось равное число вторичных ОМЛ (n=4; 12% и n=4; 8% соответственно, p=0,7), а также ОМЛ с экстрамедуллярным поражением (n=6; 18% и n=6; 13% соответственно, p=0,5). В той и другой группе применялись различные по интенсивности режимы кондиционирования в равных пропорциях (РИК/МАК): в 1 гр. – 18/15 (1,2), во 2 гр. – 25/21 (1,2). ОВ, БСВ, БРВ, а также летальность, обусловленная терапией, были рассчитаны, используя метод Каплана-Майера. При определении БСВ за событие был принят рецидив лейкоза или смерть. Кумулятивная частота рецидива и первичного отторжения трансплантата установлены с помощью критерия Манна-Уитни.

Результаты

Приживление ГСК было зафиксировано у 71 (90%) пациента. Частота первичного неприживления в обеих группах была одинаковая (n=4; 12% и n=4; 8% соответственно, р=0,6). При медиане наблюдения 3 года ОВ составила 63,6% в группе МОБ+ и 69,6% в группе МОБ–(p=0,7). БСВ при данной медиане равна 45,5% у МОБ+ пациентов, 65,2% у МОБ– (p=0,1). Трехгодичная частота рецидива была достоверно выше у МОБ+ пациентов (n=14), чем у МОБ– (n=8) пациентов (42% и 17% соответственно, p=0,01). БРВ также достоверно различалась у пациентов с различным МОБ статусом (57,6% у МОБ+, 82,6% у МОБ–, р=0,02). Трансплантационная летальность составила 15,2% и 17,4% в 1-й и 2-й группах соответственно (p=0,6). Резистентный рецидив ОМЛ после алло-ТГСК был причиной смерти у 13/26 (50%) пациентов, среди них 7 МОБ+ пациентов, 6 МОБ– пациентов. Профилактическая/превентивная терапия гипометилирующими агентами ± инфузия донорских лимфоцитов (ИДЛ) была проведена 9 (27%) МОБ+ пациентам и 5 МОБ– (10%) пациентам. Рецидив после проведенной терапии произошел только у одного пациента из группы МОБ+.

Заключение

Данное исследование демонстрирует, что наличие предтрансплантационной МОБ у детей и подростков с ОМЛ ассоциировано с повышенным риском возникновения рецидива после алло-ТГСК (различие в ЧР, p= 0,01 и БРВ, р=0,02). При этом БСВ и ОВ достоверно не различались в обеих группах (р=0,7 и р=0,1, соответственно), так как рецидив не оказал решающего значения на данные показатели.

Ключевые слова

Острый миелоидный лейкоз, минимальная остаточная болезнь, алло-ТГСК,


Возврат к списку